?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Melting pot

На этот раз я пригласила их всех к себе. Не всё же по кафушкам бегать – шумно, не поговоришь толком. Мы сидели вокруг журнального столика, пили свежеприготовленный кофе, обсуждали смену учительницы рисования в школе, ждали Сюзан. Она почему-то опаздывала уже на пол часа.

- Кажется, у неё новый бойфренд, - заговорщеским голосом сказала Илэйна, - но деталей я не знаю. Его зовут Боб.

Сюзан зовут отнюдь не Сюзан, а что-то вроде Сюньджи, или Суньдзы, но она давно плюнула на наши попытки это произнести, да так и осталась – Сюзан. А бойфренда, оказывается, зовут Боб. Ага, думаю, Буандзинь какой-нибудь.

Сюзан была встречена четырьмя понимающими ухмылками.

- Давай, давай, рассказывай, что за фрукт?

Оказалсь, что не Буандзинь, а Бхаладжи. Или Балажи. Индус. Родился в Париже, провёл большую часть жизни где-то на Ближнем Востоке, сын профессионального дипломата, сам дипломат. Сюзан аж светится вся, а у Джуди глаза на лоб полезли:

- Он же, наверное, брамин...
- А чёрт его знает, - пожимает плечами наша китаянка, - вроде он упоминал что-то про то, что он из высшей касты.
- А его семья знает, что вы встречаетесь? - не отстаёт Джуди.
- Да где та семья, - смеётся Сюзан, - мама в Индии, папа в Европе где-то, братья-сёстры по всему миру раскиданы. Я их в глаза не видела и не известно, когда увижу. А что?
- Ну понимаешь, - мнётся Джуди, - брамину можно жениться только на женщине из своей касты, в крайнем случае – следующей за ней. А во внебрачные связи вступать нельзя, и говядину есть нельзя, и ещё очень много чего. Это же честь, быть брамином, соответственно, и ответственности больше.
- Прям как евреи, - почему-то невпопад вставляет Илэйна.

- А ты разве еврейка? - удивляется Анна.
- Да в том-то и дело что нет, муж бывший был, так его семья такое устроила...
- Вот и эти устроят, - уверенно говорит Джуди, - будь они хоть на Аляске. Достанут и начнут мозги прочищать. Я знаю, о чём говорю.
- Понимаешь, ему уже устраивали, - на глазах грустнеет Сюзан, - ему уже нечего терять... Ему организовали брак с «правильной» женщиной, а они не ужились, развелись в прошлом году, и его теперь семья чуть ли ни знать не хочет.
- Слушай, а ты можешь дать мне его телефон? – интересуется Джуди, и тут же спохватывается, поймав на себе странный взгляд Сюзан, - да нет, я не в том смысле, просто у меня похожая ситуация, посоветоваться бы...

В комнате повисает неловкая пауза – сама Джуди молчит, все боятся спросить. Я решаю сварить очередную порцию кофе и ретируюсь на кухню.

Если бы вы увидели нас пятерых за столиком, то рассмеялись бы, или удивились: даже в Америке мы представляем собой необычное зрелище. Китаянка Сюзан, русская красавица Илэйна, индианка Джуди (её настоящее индийское имя совершенно непроизносимо, я даже пытаться не буду), боливийка Анна и я, типичная такая американка намешанных западноевропейских кровей. Можно подумать, нас специально подбирали. А всё гораздо проще: наши дочки ходят в школу для одарённых детей, в первый класс. Там мы и перезнакомились, а я организовала эти посиделки по четвергам. Всё-таки растить одарённого ребёнка дело непростое, хотелось поделиться опытом, других послушать. Интересно ведь, как разные культуры подходят к проблемам воспитания, особенно если дети настолько выбиваются из общей струи. А что разные мы – так это контингент в классе такой, американцев меньше трети, остальные русские, китайцы, да индусы. Чёрных нет, испаноязычных тоже. Ту же Анну сюда в младенчестве привезли, удочерили, и бывший муж у неё американец. Она испанский-то знает через пень-колоду.

Честно говоря, в первые пару месяцев всё это на мне держалась. Я проявляла инициативу, всех обзванивала, обговаривала место и время, и подгадывала эти посиделки к факультативным занятиям, чтобы нянек искать не надо было. Сначала было человек девять, а потом некоторые отсеялись по той или иной причине, и мы впятером остались – пять матерей-одиночек, каждая растит одну-единственную, к тому же одарённую, дочку. Это ли не совпадение?

Из кухни хорошо слышен звонкий голос Илэйны.

- А мы с моим бывшим на первом курсе института начали встречаться. Любовь с первого взгляда. Так его семья в ужас пришла! Его знакомили со всеми еврейскими девочками Москвы и Московской области, всё надеялись, что кто-то его у меня отобьёт. Им тоже нельзя на чужих жениться. Брамины.
- И чем дело кончилось? – не выдерживает Джуди.
- Ну как чем, поженились в итоге. Четыре года они его мурыжили, мы расходились пару раз, сходились, но в итоге поняли, что никто другой нам не нужен, и поженились. Они смирились вроде. Проблемы потом уже с моими родителями начались, когда мы уезжать собрались.
- Ничего не понимаю, Илэйна, - я уже вышла из кухни с очередным подносом, - с кем проблемы, куда уезжать?
- Куда, куда, в Америку! Всё ж таки Россия какая ни есть, а Родина, мои предки там испокон веков жили, много чего пережили, но никому в голову не приходило её покидать. И понимала я, конечно, всё про политическую систему, и что перспектив нет никаких, и что материально тут лучше, но это разве причины? Там дом, там родители и брат, там родное всё. А отец так прямо и сказал – предательница ты, уедешь, не прощу. Да вам, наверное, сложно это всё понять...
- Ну почему же, со мной было то же самое, - неожиданно тихо говорит Сюзан, - мой отец повёл себя точно так же.

Илэйна разворачивается и смотрит на неё с неподдельным удивлением. Даже руку случайно наклоняет, чуть не пролив кофе на белую кожаную юбку, но вовремя выравнивает чашку.

- Да? Правда? – это всё, что она может из себя выдавить.
- А почему тебя это удивляет? – в свою очередь изумляется Сюзан, - Мои предки жили в Гонконге сотни лет, наверное, тысячи, мы не знаем. Обычная семья, средний класс, родители – учителя китайского. Обожают свой язык, свою страну, никуда ни при каких условиях не уедут, помыслить не могут. Я – единственная дочь, к тому же поздняя, свет в окне. А семья бывшего мужа – очень состоятельная, известная, его брат – писатель, лауреат высшей литературной премии в стране, отец – известный журналист, ведёт популярную программу на радио, мать из богатой и преуспевающей семьи, очень успешный фотограф и художница, короче, один знаменитее другого.
- Они тоже были против вашего брака, да? – вставляет Джуди.
- Нет, почему, они как раз очень открытая семья, я им нравилась. Просто когда Гонконг должен был перейти к Китаю, они все разом сказали, что ни дня там не останутся. Свёкр мой очень часто выступал на радио против коммунистов вообще и Китайского правительства в частности, ему оставаться там было опасно, у семьи было много денег вложено в Америке, для них эмиграция была самоочевидна. А дле меня – нет.
- Тебе совсем не хотелось в Америку? – заинтересованно спрашивает Джуди, - ты бы лучше осталась в коммунистическом Китае?
- Жить – нет. Так, в гости может быть. И потом, Гонконг всё-таки не материк, не основной Китай, там всё по-другому, да и в самом Китае уже не культурная революция. Это мой дом...
- Чего ты не понимаешь, Джуди? - взрывается вдруг Илэйна, - есть такое понятие – Родина, слышала когда-нибудь? Правительства приходят и уходят, режимы меняются, а люди живут. Что, всем в Америку переехать, всему свету? Ты сама что, прямо рвалась уехать из своей Индии?
- Да рвалась, - поджимает губы Джуди, - и не жалею. Я всегда могу в гости приехать, а жизнь нормальная – здесь. Это вам ваши коммунистические режимы голову забили пропагандой – Родина, Родина. Так все диктаторы делают, вместо того, чтобы народ кормить. А я выросла в демократической стране, могу в любой момент обратно поехать, живу там, где мне нравится. Те, кто в демократических странах выросли – все такие, мы не стучим себя кулаком в грудь. А из стран, где коммунисты правят люди часто уезжать не хотят, боятся, или пропагандой накачаны.

Илэйна и Сюзан переглядываются и начинают почему-то истерически хохотать, брызгая кофе чуть ли не из носа, пытаются поставить чашки на блюдца, чтобы не пролить, но руки дрожат, и слышно только клацанье фарфора о фарфор.

- Из... социалистических... не хотят... уезжать, - давится Илэйна, установив, наконец, свою чашку.
- А из демократических рвутся... на волю, - вторит, хихикая, Сюзан.

Джуди опять поджимает губы. Она не спорщица, если не находит понимания, то просто замыкается в себе и молчит.

- Девочки, девочки, прекратите, - вмешивается Анна, - давайте сменим тему. Меня сюда вообще во младенчестве привезли, американкой вырастили, я в первый раз в Боливию попала в двадцать семь лет. И влюбилась, и ходила по улицам и узнавала всё, зная точно, что я не могла этого видеть; люди родные, язык родной, всё моё. А через два месяца надо было уезжать, и с тех пор приехать не получалось... Сложное это понятие, Родина.
- Надо же, - улыбается Илэйна, - мой экс ровно то же самое говорил про Израиль, хотя он, в отличие от тебя, там даже не родился.
- Ну, про евреев и Израиль я слышала много раз, - говорю, - а вот про Боливию – никогда. Неужели есть какая-то генетическая память?
- А Бог его знает, - вздыхает Анна, - может, я себе напридумывала всё. Меня родила какая-то несовершеннолетняя крестьянка, незамужняя, она меня видеть не хотела. Какая бы у меня жизнь там была?
- А кто твои приёмные родители? - интересуется Илэйна.
- Обычные американцы, работали тогда в министерстве иностранных дел, были посланы в Боливию, просидели в посольстве несколько лет, решили заодно пару детей усыновить или удочерить, поскольку своих иметь не могли. Взяли меня и ещё одну девочку, у нас меньше года разницы. Но та, вторая, умерла скоро, у неё оказался врождённый дефект. И я одна осталась...

В комнате опять повисает молчание. Илэйна выходит покурить. Вот ведь никаким спортом не занимается, курит как паровоз, а выглядит всё равно сногсшибательно. Сюзан тоже обладает идеальной фигурой – годы занятия йогой не прошли даром. И Джуди, надо сказать, хороша – преподаёт танцы живота в местном спортзале, вся такая точёная, миниатюрная, гибкая. Хорошо, что есть Анна, а то я чувствовала бы себя совсем уж не в своей тарелке, хотя Анна, объективно, тоже куда интереснее, чем я. Иногда мне в голову закрадывается крамольная мысль: может мы вырождаемся тут, в Америке? Они даже одеваются по-другому, ну, кроме Анны, её-то сюда младенцем привезли, но остальные... Как говорит Илэйна, мы, американцы, ставим комфорт выше элегантности, а они, русские, наоборот. Да уж какой там комфорт на её каблучищах! В школу ведь идёт, дочку отвести, потом на работу, потом с нами в кафе, после этого дочку забрать – и домой. Нужны ей эти каблуки? Впрочем, какое мне дело, это её ноги.

Когда мы только начали встречаться, я стала было их расспрашивать о влиянии национальной культуры на воспитание, но мне Илэйна быстро мозги вправила. Она из всех пятерых самая прямолинейная, с плеча рубит: если хочешь, говорит, дружить со мной, то относись ко мне как к человеку, индивидууму, женщине, матери, подруге. А если будешь таращиться на меня как на экзотическую бабочку и задавать вопросы типа «сколько вы тут живёте», «трудно ли было адаптироваться» и «как влияет русская культура на воспитание», то ничего, кроме обмена любезностями у нас не получится. Я поразилась, когда она сказала «как на экзотическую бабочку», у меня как раз эта мысль вертелась в голове. Как-то так получилось, что до того, как Мелани пошла в школу и я встретила этих женщин, все мои подруги были примерно такого же происхождения, что и я. У кого ирландцы в предках, у кого голландцы, но все из Западной Европы, и все здесь уже в Бог-знает-каком поколении. Кто потолще, кто постройнее, кто посимпатичнее, кто попроще, но никогда я себя эдаким мотыльком среди экзотических бабочек раньше не чувствовала. Короче, попала она своим замечанием в яблочко. А остальные рассмеялись – видать, надоела я им своими расспросами. Что для меня экзотика, для них – жизнь, хочешь дружить – дружи, и не веди себя как турист в зоопарке. С тех пор мы больше о детях, о трудностях жизни матери-одиночки, о погоде, о культуре, о чём угодно, только не об этом. Мы вообще ни о чём личном до сегодняшнего дня не говорили, может, потому что в общественных местах всё время сидели, старались шум перекричать. Хорошо, что я их сюда пригласила...

- Меня выдали замуж «по заказу», - тихо рассказывает Джуди сидящей рядом Сюзан, - родители там, в Индии, договорились нас поженить. Мы оба из касты браминов, очень друг другу подходим по гороскопу, интересы общие, семьи друг другу понравились. Он приехал из Америки – красивый, преуспевающий бизнесмен – я посмотрела на него и влюбилась. И дала согласие. Приехала сюда, пожили немного, забеременела, но что-то всё время было не так. А что не так, не понимала, просто нутром чувствовала. Оказалось, у него давно женщина была, из Польши, он её очень любил, но против воли родителей идти боялся. Женился на мне, а сердце – с ней. Так и жил двойной жизнью. У польки той тоже от него ребёнок. Я случайно узнала, да он и не отпирался. Он думал, мы так сможем жить, он очень хорошо ко мне относился, надо признаться, уважал. Я пробовала, но жить так не смогла, одного уважения мне мало. А разводиться как? Его родители закричали, что это я во всём виновата, мои родители сказали, что это позор и запретили даже думать о разводе, они велели ему про польку забыть, а он отказался. Его статус кво устраивал, и родителей его тоже, а меня – нет. Как речь о разводе зашла, он изменился, стал кричать на меня, унижать, обещал ребёнка у меня отнять...

Джуди начинает всхлипывать. Я сажусь и обнимаю её за плечи.

- Джуди, Джуди, это же Америка, тут такие номера не проходят. Тебе нужен хороший адвокат?
- Адвокат для развода нужен, а он развод не даёт.
- Как же так, вы же не живёте вместе, - вступает Анна.
- Да вот так. Ушёл жить к польке своей, дом мне оставил, денег хватает на два дома – он очень хорошо зарабатывает, у него бизнес свой. К дочке приходит исправно, жаловаться мне не на что. О разводе слышать не хочет, и родители мои не хотят. Разведёмся – проклянут. Мы так уже пять лет живём. Его-то польку это устраивает, ей всё равно, а я не могу ни с кем встречаться, это же позор, я замужняя женщина.
- И ты все эти годы одна, без мужчины? – это уже Илэйна, она вернулась с перекура и стоит у двери, прислонившись к косяку. Всё-таки с тактом у этих русских не очень...
- Ну, иногда он остаётся, - смущается Джуди, - но редко...
- И ты позволяешь родителям оттуда, из Индии, диктовать тебе условия? – возмущается Анна, - да это твоя жизнь! Ты красивая молодая женщина, тебе нормальный муж нужен! Найми хорошего адвоката, он найдёт способ вас развести.
- Ты не можешь понять, что такое быть из касты браминов, из традиционной индийской семьи. Я никогда не смогу вернуться домой. Это же моя семья, там мои братья и сёстры, нет, это исключено. Давайте закончим этот разговор, - Джуди опять поджимает губы и умолкает, уставившись в стенку.
- Вот умеют же эти родители попортить жизнь детям, - бормочет себе под нос Анна.

Странно. От неё я этой реплики не ожидала. Её вытащили из нищеты, спасли от жизни в глухой боливийской деревне, да вообще неизвестно, выжила ли бы она, не удочери её эти американцы. Уж кто-кто, а Анна должна своих родителей боготворить.

- Ты последний человек, от которого я ожидала подобную реплику, - Илэйна как будто читает мои мысли. Иногда мне кажется, что она говорит то, что мы все думаем.
- Ну да, ну да, я должна им быть по гроб жизни благодарной, не дай Бог что-то поперёк сказать – напомнят. Да благодарна я, благодарна, просто мы феноменально не подходим друг другу, и не подходили никогда, - в голосе Анны не столько горечь, сколько усталось, кажется, ей хочется обсуждать своих родителей не больше, чем Джуди – свой развод.
- О, - говорю, - я это хорошо понимаю. У меня с мамой ещё ничего отношения, а с отцом ужасные всю жизнь, мы уже много лет не разговариваем. Он у нас сильный – кремень, а я рохля, и он всю жизнь не может мне простить, что я не такая, как он.
- Так у тебя хоть мать на твоей стороне, - вздыхает Анна, - а у меня и этого не было. Они оба свято верили в силу воспитания; думали, что гены определяют такие вещи как внешность или музыкальный слух, а характер – воспитывается. Они считали, что возьмут ребёночка, и слепят по своему образу и подобию. Если ребёнок не любит математику, значит с ним мало или плохо занимались, причём чем меньше любит, тем больше надо заниматься. Попробуй взбрыкнуться – напомнят, что ты им должен по гроб жизни. И так во всём. В какой-то момент мне надоело быть благодарной. Когда я была подростком, я орала на них: «Не надо было меня удочерять, лучше бы я осталась в Боливии!» Я их ненавидела тогда, из дома убегала, они доставали меня с полицией, рассказывали тем, какая я неблагодарная, мне читали лекции в полицейском участке и водворяли домой. Обратно в ежовые рукавицы. Дура была, конечно, но очень несчастная дура.
- Ну, они же добра желали, - робко вставляю я, - ничего такого уж старшного не делали...
- Да не делали, не делали, мы просто очень, очень не подходили друг другу, темпераменты разные, отношение к жизни разное. Слушайте, ну мы же все разведённые тут, - она запинается, глядя на Джуди, - ну, по сути разведённые, мне ли вам объяснять, что такое жить с человеком, которому не подходишь, а он – тебе? Это как несчастный брак, генов-то общих нет, а выбор оказался неудачным. Не определишь, по младенцу-то. Гены сильнее воспитания оказались. И вся жизнь у меня – протест против них. И замуж вышла из чувства протеста, за человека, который не нравился моему отцу, который был полной его противоположностью, эдакий свободный художник без руля и ветрил, без правил и обязательств.
- Такие браки никогда не работают, - сообщает Илэйна, - когда что-то делаешь назло, это обречено заранее.
- Спасибо, я уже догадалась, - язвительно отвечает Анна.
- Илэйна, а ты почему развелась? – вступает Джуди, – ты же со своим евреем четыре года встречалась, сопротивление его родителей преодолела, в Америку нелюбимую ради него поехала, что ж разбежались-то?
- Да я сама от него ушла, выросла я из него, - Илэйна достала очередную сигарету и напрявляется к двери, - то, что восхищало в двадцать два, кажется убогим в тридцать два. Да нет, он хороший парень, мы дружим до сих пор, но любовь ушла, как-то скучно мне с ним стало, чужой человек, вокруг много куда более интересных мужчин. Слышь, Джуди, я ещё понимаю про развод, а чего ты погулять-то не можешь, кто там в Индии узнает? Да твой муж, я думаю, счастлив будет, что ты не смотришь на него тоскливыми глазами и нашла кого-то. Ты подумай, если надумаешь, я тебя познакомлю с кем-нибудь.

Она выходит, на ходу зажигая сигарету, а в комнате опять повисает неловкое молчание.

- Понимаешь, Джуди, Илэйна - она... это совсем другая культура, - я пытаюсь загладить неловкость.
- Насчёт мужа она права, - тихо говорит Джуди, - он сам не раз говорил, чтобы я нашла себе кого-то, а то он себя виноватым чувствует. Он бы не возражал. Но я не могу, у меня всё нутро протестует. Я уж не знаю, гены это или воспитание, но я не могу. А на Илэйну я не сержусь, не волнуйся, она ведь тоже хочет как лучше. Прямо как родители Анны.

Сюзан возвращается из кухни с очередной чашкой кофе. Я и не заметила, что она выходила. Неудобно как-то, хороша хозяйка, не предложила ещё кофе сварить. Я пытаюсь извиниться, но Сюзан останавливает меня движением руки и садится рядом с Джуди.

- Понимаешь, - начинает она, - я тоже очень долго не могла даже подумать ни о ком. Мы с мужем, правда, официально развелись, но легче мне от этого не стало. Я тоже из очень традиционной культуры, меня в строгости воспитывали. С мужем нас иммиграция развела – как-то он очень быстро адаптировался и пошёл в гору, а я никак не могла привыкнуть, через несколько лет мы обнаружили, что совсем чужие стали, и разошлись. Я бы домой вернулась, но он Мишель не отпускает. Мне было очень, очень плохо, одна с ребёнком на руках, чужая страна, в последние пол года, если бы не Мишель, я не знаю, что бы я с собой сделала. И тут появился Боб, он ко мне на урок йоги пришёл. Точнее, много месяцев ходил, мы с самого начала нравились друг другу, но ни о чём таком даже подумать не могли. Китаянка и индус – что у нас общего?
- Ну, у нас не так мало общего, - улыбается Джуди, - после сегодняшнего вечера мне вообще кажется, что между всеми нами гораздо больше общего, чем раньше казалось.
- Вот и мы это поняли. Воспитание обоим не позволяет, но воспитание-то – одинаковое, понимаешь? Культура разная, контекст разный, а суть – одна и та же. Мы как-то разговорились после занятий, и поразились, сколько же у нас общего!
- И стали встречаться? – спрашивает Джуди.
- Ну, - смутилась Сюзан, - это уже совсем недавно, пару недель как, мы ещё долго просто ходили и разговаривали. Нелегко, знаешь, этот шаг сделать. Но когда сделали... понимаешь, что-то настолько хорошее не может быть плохим. Я вот поняла, мы сами себя запираем в какие-то рамки, и страдаем из-за этого. У меня сейчас ощущение, как будто я из клетки выбралась.
- Умница, - это Илэйна вернулась с очередного перекура, - жить надо про принципу «не делай другим того, что не желаешь себе». Ты, Джуди, подумай: если твоя дочь, не дай Бог, окажется на твоём месте, как бы ты хотела, чтобы она поступила? Не твои родители, а ТЫ?
- Слушай, Илэйна, да оставь ты её в покое, не напрыгивай, - я нахожу необходимым вмешаться, - ей надо подумать, переварить это всё. Ты очень быстрая, у тебя мировоззрение иное.
- Слушайте, давайте уже закруглять душещипательные беседы, - предлагает Анна, - а то мы уже тут достаточно наговорили. Лично мне пора.

Все как-то сразу засобирались, начали наперебой предлагать мне прибрать и помыть чашки, я, смеясь, сказала, чашки моет машина, а убирать тут нечего, Джуди предложила в следующий раз встретится у неё, все обрадовались, Илэйна сказала, что после этого – её очередь, мы начали договариваться, где и когда мы сможем увидеться, пытаться организовать какие-то совместные походы и предлагать друг другу смотреть за дочками, если маме надо куда-то пойти. Я стояла и улыбалась до ушей – кажется, их не надо будет больше тащить на эти посиделки бесконечными напоминаниями, обзванивать всех по десять раз и чувствовать себя назойливым массовиком-затейником.

Уже перед самым выходом Илэйна – опять эта Илэйна – повернулась ко мне и говорит: «Мег, а почему ты всё время молчишь?»

- В каком смысле? - смущаюсь я.
- В каком, в каком, сама знаешь в каком. Мы тут всю подноготную, а про тебя по-прежнему ничего не знаем.
- Илэйна, да отстань ты от Мег, в другой раз, домой пора, - вступается Анна.
- Да нет, она права, - говорю, - просто мне вам рассказать нечего. Это у вас такая жизнь интересная, на стыке двух культур, столько событий. А у меня скучно всё – благополучная американская семья, ну с папой нелады, но это мелочи, у кого проблем нет. И никуда не уезжала никогда, и замуж по любви вышла, и....
- А что случилось, почему вы развелись? – правильно, это Илэйна, кто же ещё.
- А кто сказал, что мы развелись? Мы не разводились, он погиб в аварии полтора года назад.
- Ой, извини пожалуйста, я не знала...
- Илэйна, ну нельзя же так, - это Джуди.
- Да нет, что там, давно надо было объяснить, просто как-то всё недосуг было, - я пытаюсь загладить неловкость, - вы извините, что я всё время молчу, просто мне гораздо интереснее слушать, это совсем другой мир...

Они стоят в коридоре, топчутся, ждут лифт. Я уже собираюсь закрыть дверь, но Анна вдруг поворачивается:

- Мег, а ведь если бы не ты, нас бы тут не было. Забирали бы детей из школы, здоровались бы вежливо, и разбегались. Ты нас за уши втащила в этот круг. Спасибо тебе.
- Да ну перестань, Анна, мне же с вами интересно, это вы... такие, а я ... так...

А они вдруг повернулись все, держат дверь лифта.
- Да, спасибо тебе, - это Джуди.
- Спасибо, Мег, - Илэйна.
- Спасибо, - Сюзан.

Вошли в лифт и уехали. Стою как дура, глотаю слёзы. Надо ехать Мелани забирать...

Comments

( 152 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
gipa
May. 1st, 2006 09:28 pm (UTC)
Как всегда, понравилось.
azbukivedi
May. 1st, 2006 09:30 pm (UTC)
Первыйнах, бегемотушка! :))
_moss
May. 1st, 2006 09:39 pm (UTC)
Откликаюсь, как и обещал ;) Весьма симпатично.

Немножко притормозил в одном месте: точно Тайвань имелась в виду, не Гонконг?
azbukivedi
May. 2nd, 2006 05:18 am (UTC)
Точно Гонконг. :))
Грасиас.
cambala
May. 1st, 2006 09:40 pm (UTC)
спасибо, очень достоверно. так густо намешано.
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:27 am (UTC)
Я уже поняла: когда берёшь что-то прямо из жизни, не верят. Когда выдумываешь 100% из головы - получается фигня какая-то. А если брать жизненные истории, видоизменять, пересекать, и фантазировать на тему, то выходит лучше всего. Нашла свою формулу, можно сказать. :)
(no subject) - cambala - May. 3rd, 2006 03:03 am (UTC) - Expand
nelka35
May. 1st, 2006 09:42 pm (UTC)
очень сильно, Свет...
ada22
May. 1st, 2006 10:35 pm (UTC)
Да...
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 07:28 am (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 07:28 am (UTC) - Expand
ex_ex_floor
May. 1st, 2006 09:55 pm (UTC)
Ты смотришь "Sex and the City"? ~~8;>
azbukivedi
May. 2nd, 2006 05:18 am (UTC)
Nope :)
I don't have HBO, and don't have time.
trippingmaria
May. 1st, 2006 09:57 pm (UTC)
Свет, азбу, ты очень хороший человек. со спорными позициями, да, тем и интересный :)

есть люди, которые интересуют других. есть люди, которые скандализируют даже банальные, казалось бы, вещи. а есть люди, которые притягивают к себе. ты притягиваешь к себе всех этих разных людей и умеешь влезть в их шузы.

спасибо за рассказ. :)
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:29 am (UTC)
Спасибо на добром слове.
Я совсем, что-то забросила монашек... Знаешь, на интернетный трёп абсолютно нет времени. Писать-читать еле успеваю...
А спорными позициями своими стрррашно горжусь.
(no subject) - trippingmaria - May. 2nd, 2006 09:22 am (UTC) - Expand
sim_taper
May. 1st, 2006 09:57 pm (UTC)
вот интересно - для чего они другу другу?
и для чего они Мег.. )
то есть - для чего написан рассказ.. ))
он про то, что вместе - лучше?
про радость того, кто создал это "вместе" из хаоса..
trippingmaria
May. 1st, 2006 10:09 pm (UTC)
мне кааца - вы глубоко копаете, там где лопата ломается. :)
(no subject) - sim_taper - May. 2nd, 2006 01:05 am (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 07:32 am (UTC) - Expand
kroha376
May. 1st, 2006 10:05 pm (UTC)
Мы только одиноки одинаково,
и это всё, что связывает нас...
~Михаил Щербаков
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:33 am (UTC)
Не согласна я в этом с дядей Мишей. :)
(no subject) - kroha376 - May. 2nd, 2006 12:16 pm (UTC) - Expand
marka_pola
May. 1st, 2006 10:14 pm (UTC)
Свет, ты чудо...
(пытаюсь написать что-то про "внутреннюю монголию" , но абсолютно не получается. И ведь, как ни назови, а?)
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:34 am (UTC)
Внутренняя монголия - это где? Туда из Ливерпульской гавани всегда по четвергам... ? :))
(no subject) - marka_pola - May. 2nd, 2006 07:39 am (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 07:42 am (UTC) - Expand
(no subject) - marka_pola - May. 2nd, 2006 08:09 am (UTC) - Expand
valerija
May. 1st, 2006 10:53 pm (UTC)
спасибо
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:34 am (UTC)
пожалуйста :)
albir
May. 2nd, 2006 12:35 am (UTC)
Понравилось... Ах, если бы немного (много!) ужать. Витки спирали растя-а-а-нутые.
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:42 am (UTC)
Серьёзно? А я наоборот старалась не размазывать сопли...
Что бы вы убрали?
(no subject) - albir - May. 2nd, 2006 08:00 am (UTC) - Expand
ex_r_s612
May. 2nd, 2006 01:16 am (UTC)
спасибо!
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:42 am (UTC)
Всегда рады :)
yuriyk
May. 2nd, 2006 01:44 am (UTC)
Спасиб.
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:43 am (UTC)
пжалст :))
kiska_lariska
May. 2nd, 2006 02:02 am (UTC)
Да, Света, спасибо просто.
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:43 am (UTC)
ну чего вы все расспасибкались, я уже устала "пожалуйста" писать!
:))
liechka
May. 2nd, 2006 02:03 am (UTC)
прелесть )
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:43 am (UTC)
да? :)
phago_lov
May. 2nd, 2006 02:14 am (UTC)
Свет, а ты сама веришь в этот плавильный котёл?
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:45 am (UTC)
А чего тут верить - вот он, перед глазами. Только у него температура кипения очень высокая, пару поколений занимает, чтобы переплавиться. Сначала это не плавильня, а мозаика, а лет через 40 - одна сплошная масса, только разрез глаз разный. Я смотрю на класс своего сына - китайцы, евреи, индусы, американцы, все играют вместе, все по-английски говорят, и по-моему, они вообще не очень понимают, что их родители - из разных культур.
(no subject) - phago_lov - May. 2nd, 2006 08:19 am (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 08:21 am (UTC) - Expand
(no subject) - phago_lov - May. 2nd, 2006 09:13 am (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 09:40 am (UTC) - Expand
(no subject) - phago_lov - May. 2nd, 2006 02:25 pm (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 02:37 pm (UTC) - Expand
(no subject) - hope177 - May. 2nd, 2006 01:49 pm (UTC) - Expand
(no subject) - azbukivedi - May. 2nd, 2006 02:12 pm (UTC) - Expand
(no subject) - hope177 - May. 2nd, 2006 02:43 pm (UTC) - Expand
alypa
May. 2nd, 2006 02:32 am (UTC)
бедные девочки, может их дочкам повезет больше? а иначе - зачем же они все такие несчасливые? не несчастные, а именно несчастливые...
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:46 am (UTC)
Да, очень хочется верить, что дочкам повезёт больше.
volya
May. 2nd, 2006 02:55 am (UTC)
здорово
спасибо.
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:46 am (UTC)
Re: здорово
:))))))
ben_tal
May. 2nd, 2006 03:18 am (UTC)
Good!
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:46 am (UTC)
u r welcum
:)
zadiraka
May. 2nd, 2006 04:14 am (UTC)
Как видно, способы решения проблем сильно различаются по национальному признаку.
По-моему, просто потрясающе иметь таких подруг. Это можно и не ездить никуда :-)
Интересно, а в Америке существует устойчивый стереотип о бестактности русских?
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:47 am (UTC)
Нет, не думаю, что есть такой стереотип. Я не сталкивалась. Это я о конкретных людях писала, да и те наполовину фикция...
(no subject) - zadiraka - May. 2nd, 2006 08:29 am (UTC) - Expand
punechka
May. 2nd, 2006 04:53 am (UTC)
что-то я с возрастом становлюсь слишком чувствительной...:)

это я к тому, что очень растрогалась

то есть как бы спасибо
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:48 am (UTC)
Кто с возрастом задубевает, а кто в сентиментальность ударяется. Думаю, второе лучше. :)))
(no subject) - punechka - May. 2nd, 2006 08:52 am (UTC) - Expand
markus50
May. 2nd, 2006 04:59 am (UTC)
davno by tak!!!
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:48 am (UTC)
Ну, ты меня застыдил, вот я и...
o_aronius
May. 2nd, 2006 05:13 am (UTC)
Просто когда Тайвань должен был перейти к Китаю
Вы перепутали Тайвань с Гонконгом. :)
azbukivedi
May. 2nd, 2006 05:18 am (UTC)
Re: Просто когда Тайвань должен был перейти к Китаю
Спасибо, таки да! :)
orel_na_vole
May. 2nd, 2006 06:07 am (UTC)
задумчиво!
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:48 am (UTC)
Да, это было целью.
varvara_o
May. 2nd, 2006 06:49 am (UTC)
Чудо-рассказ!!!
azbukivedi
May. 2nd, 2006 07:48 am (UTC)
/*скромно*/
мне самой нрааацца...
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 152 comments — Leave a comment )