Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

fur hat

Contact Information

Ребята, не пишите мне на azbukivedi@livejournal.com! Я отключила уведомления, поскольку меня завалили предложениями писать на заданные темы за деньги и прочей фигнёй.

Eсли нужно спросить/сказать что-то личное, пишем на azbukivedi@gmail.com.

Если просто нашли в тексте ошибку/опечатку, смело оставляем открытый комментарий прямо под постом - я не святая и делаю ошибки, поэтому их не стесняюсь. В крайнем случае потом заскриню комментарий. За исправление ошибок всегда благодарна.

Всем спасибо за внимание.
серьёзная

Про израильско-палестинскую информационную войну – talking points

Сначала для тех, кто тут не живёт и/или не интересуется политикой, я в двух словах объясню, что такое talking points. Потерпите, это важно.

Вот допустим Партия Р (или партия Д, не суть) представляет к голосованию в Конгрессе некий закон, красиво озаглавленный «Улучшение здравоохранения несчастных маленьких больных детей». В процессе дебатов закон размыли, больным детям от него не шибко лучше, если не хуже, зато туда понапихали кучу мелочей (а ещё мы снизим налог на козье молоко, производимое в штате Алабама!) , дабы задобрить Сенатора А и Конгрессмена Б, которые иначе закон не поддержат. Эти мелочи противоположную партию не устраивают, да и к детям отношения толком не имеют. В результате большинство представителей Партии Д (или Р) голосуют против. Их тут же приглашают на всевозможные новостные каналы с просьбой объяснить как – КАК – они могли проголосовать против закона по «улучшению здравоохранения несчастных маленьких больных детей». Времени выделяют – три минуты, в лучшем случае пять, если не начнёт перебивать представитель другой партии, которого тоже пригласили на передачу.

Объяснять все заковырки и вдаваться в детали у служителей народа времени нет. И вот тут пригождаются talking points (в дальнейшем сокращённые в этом тексте на ТП - аббревиация подходит им просто идеально). Умные головы партии Д (или Р?) придумывают метафоры, вырывают из контекста запоминающиеся и выгодные им факты, сжимают тысячу страниц смысла в маленький параграф и предлагают вербальную пятилетку за три дня. Иногда получается удачно; часто – не очень. Наши комики просто обожают показывать в своих программах видео-компиляции из разных представителей одной партии, говорящих почти дословно одно и то же на разных каналах. А потом разнести данный конкретный аргумент вдребезги, да так, чтобы весь зал со смеху покатился.

Основная проблема и опасность ТП вот в чём. Поскольку в детали никто не вдавался, у людей остался в голове только ТП (если остался), и больше ничего. Если его разнесли – даже если разнесли просто потому, что метафора была неудачной – то Партия Р (или Д) аргумент проиграла. Вне зависимости от того, права ли она по сути вопроса. Проиграла, и всё. С ТП надо быть очень, очень осторожными.

***
А теперь обращусь к сути вопроса. Я думаю, мне не надо никому объяснять, что в этой войне я на стороне Израиля. Да во всех войнах, собственно. Больше к этому возвращаться не буду – примите за аксиому; я хочу помочь.

В Израиле очень много пишут о том, что страна проигрывает информационную войну. Чтобы (частично) решить проблему, некие умные головы, вероятно, собрались и набросали кучку ТП. Вот, мол, наша точка зрения, в десяти словах и трёх картинках. Возможно, это было не так, никто нигде не собирался, ничего не набрасывал и в соцсети централизоваанно не вбрасывал, но объяснить, почему все вдруг начали почти одними и теми же словами писать почти одно и то же, сводящееся к полудюжине ТП, мне сложно. (Я тут, естественно, именно от ТП – о каких речь пойдёт ниже – а не о личных постах про «у нас сирена».) Моя лента в Фейсбуке забита ТП, иногда в виде слов, чаще в виде картинок. Картинки нередко хуже слов.

У меня есть знакомые с разными точками зрения. Я живу на Западе и слежу за новостями и соцсетями. И за последние пару недель у меня сложилось чёткое понимание, что некоторые израильские ТП либо не работают, либо работают плохо. Вы можете этого не видеть, если у вас в друзьях единомышленники, которые ставят сто лайков. Поэтому и пишу – пропаганду хорошо бы подкорректировать.

Сегодня напишу про три ТП. Один из них просто проигрывает аргуемент в 99% случаев, другой – неправда и обижает «западных», а третий – чистая правда, но такой slippery slope, такой сложный аргумент, что с ним надо осторожно, а я этого «осторожно» не вижу, и отсутствие осторожности (особенно в форме весёлых картинок) создаёт больше проблем, чем решает.

Collapse )
fur hat

По Московскому уже родилась, так что всё честно.

Я пересматривала тут свой ЖЖ, которому через пару месяцев 10 лет, и поражалась количеству написанного. Пытаясь вспомнить свою жизнь между 33-мя и 42-мя, вспоминаю только какие-то важные вехи в жизни детей и ЖЖ. Тексты лавиной рвались из меня наружу и не писать я просто не могла. Помню, как во время нашего с Борей семейного кризиса он настойчиво просил меня уйти из ЖЖ. Нишмагла. Журнал был единственным светом в тёмном царстве – мысль об «уйти» приводила меня в ужас. А как я читала френдленту! Сотни друзей, каждый день. Распечатки френдленты всегда были под рукой: я читала их на светофорах, в туалете, перед сном, когда угодно. Никогда в жизни, ни до, ни после, я не читала так мало книг – всё поглощал ЖЖ. В огромной степени он поглотил мой брак и несколько важных лет в жизни моих детей. Будучи, как я уже многожды писала, человеком неаддиктивным (даже кофе не пью), я с потрохами вляпась в ЖЖ. Это было удивительное сочетание соц-медиа и творчества. Счастье, наркотик, замена реала, вдохновение, отклик, пучина, новые друзья, старые демоны, открытие новых талантов, самообман, полёт без приземления, бесонные ночи, любовь, любовь-морковь, морковь без любви...

Ушло оно не сразу – постепенно. Хотелось писать всё меньше и меньше. Всякие дыбр-мелочи шли прямиком в Фейсбук, туда же шли фотографии и ссылки на понравившееся, а ЖЖ оставался прибежищем текстов подлиннее. Потом тексты подлиннее куда-то подевались (пришли в голову, никого не нашли... всё как обычно). Потом меня стали спрашивать, почему я не пишу и просить написать что-то конкретное, типа рассказа на конкурс или сценария. В какой-то момент стало понятно, что Муза Моисеевна, которая настолько обустроилась и прижлась в моей голове за долгие девять лет, что я стала принимать её как должное, тихо собрала вещички и слиняла. Не пишется, няня. Сюжеты рассказов не топчутся больше в моей голове, полемика и публицистика встречают отпор в виде «данунах», а дыбры, даже интересные, натыкаются на «дакомуэтоинтере....» и вянут, не раскрывшись. Мне стыдно признаться, но я почти не читаю френдленту, за исключением самых-самых близких да редких ссылок в ФБ.

Для тех, кто скучает по моим текстам, в качестве слабого утешения сообщу, что я по ним тоже скучаю. И очень надеюсь, что Муза Моисеевна передумает, опомнится и, в ответ на моё «вернисьяффсёпрощу», перетащит вещички обратно. А пока что я читаю книги, развожу детей по бесконечным кружкам, нагоняю старые ТВ-шоу, которые другие посмотрели уже сто лет как, и наблюдаю поток жизни сквозь палцы. (О! пЫсательница, блин. Не наблюдаю сквозь палцы, а наблюдаю, как она, сквозь палцы... Тьфу.)

А ещё у меня был весёлый декабрь. Сначала мама попала под машину. Приехала к нам на Хануку, шла в магазин по тротуару, и на неё с парковки выехал какой-то растяпа и раздробил ей ногу ниже колена. Не ругайте парня, он козёл конечно, но переживал страшно, выскочил из машины, сам скорую и полицию вызвал, все данные дал и оставался с ней пока не приехали. Последовала сложная операция (в маме нынче железа – Плушенко позавидует), реабилитация, полёт домой на кресле-каталке... Она до сих пор на ней сидит – нормально ходить сможет только весной, потому что на эту ногу пару месяцев вообще нельзя было облокачиваться, а сейчас можно только 50%. Для тех, кто интересуется – у нас она остаться не могла, потому что мой дом также приспособлен к креслу на колёсах как с представлениям Cirque de Soleil. К тому же я на работе целый день, а там подружки ухаживают.

Но вернёмся в декабрь. Мама в больнице. На работе аврал-мало-не-покажется. Натан готовится к тесту на чёрный пояс по Тае Квон До, к которому он шёл несколько лет и который практически невозможно перенести (тренер на пенсию выходит), и ребёнка надо несколько раз в неделю возить на тренировки. Танцы Арика - команда, которую нельзя подвести, соревнования – тоже никто не отменял. Ношусь как бешенный заяц между больницей, работой, студией Тае Квон До и танцевальной студией. И тут у нас начинает ломаться и разваливаться всё подряд. Сначала в машине дохнет батарея. Потом оказывается, что нужны новые шины – все четыре колеса. У Натана в школе крадут новый Айфон. У него же ломается (просто проваливается, с концами) кровать. Летит посудомоечная машина. Ломается дверь от душа. Лампа в моей спальне мигает как сумасшедшая. Апофеоз – Арик и я «стираем» свои телефоны, забыв их в лыжных штанах. Телефон Арика оживает, а мой – тоже новый Айфон – приказывает долго жить.

Если бы я верила во всю эту херню, то пошла бы к какой-нибудь бабке снимать сглаз. Но я не пошла. И потихоньку всё наладилось, кроме пары тыщ долга, который накопился в процессе трёхнедельного пиздеца – но это мы разрулим.
Мама дома в Бостоне и идёт на поправку (лететь с ней утром в Бостон и возвращаться домой в час ночи было «весело»). Обещают полное восстановление, хотя это займёт несколько месяцев.
Натан получил чёрный пояс, разбивает дикое количество толстых досок рукой, ногой, в прыжке с разворотом, и хрен ещё знает как, перерос меня, говорит басом, и носит шузы 13-го размера (46-й европейский) – вид его кроссовок в коридоре приводит меня в ужас. Получил «должность» менеджера баскетбольной команды своей школы, пройдя конкурс из 20-ти человек на место. Печатается в школьной газете. Скоро едет в НЙ в Колумбийский университет на конференцию школьников-журналистов. Всё у него хорошо, кроме стабильных троек по химии – за всю свою 14 ½-летнюю жизнь мой сын никогда и ничего так не ненавидел, как он ненавидит химию. «Химия» и «Гитлер» - более или менее синонимы.
Арик продолжает танцевать, работает над “back spring” (как это по-русски? Сальто назад?). Перерос свою местную команду. Его приглашают в более сильные команды в Мэриленде и Вирджинии – посмотрим, туда ж ездить как-то надо. Играет рэгтайм на пианино – так себе, но с удовольствием. По-прежнему не любит учиться, хотя совсем не дурак. Сегодня у него концерт хора. Коронный номер – “Seven Feet of Snow”. Нас тут обещали засыпать по самые помидоры, так что очень кстати.
Кстати, оба сына, особенно Натан, видеть меня не хотят на горах. За все годы, которые я провела, ползая по склонам и собирая за ними лыжи и палки, мне отплатили тем, что носятся с чёрных гор со скоростью брошенного стакана, оставит медленную корову маму в одиночестве и снежной пыли. Типа, я поехал, а ты уйди, see you через четыре часа. Хнык.

Я? А что я? Работаю там же, хотя повысили в должности и стало интереснее. Развожу детей по бесконейным кружкам – фактически вторая работа, каждый вечер и половина выходных. Я нередко ухожу с работы в 5 – 5:30 и не добираюсь домой до восьми-девяти, а то и позже. В личной жизни ничего не происходит, но я и не спешу. До сих пор чувствую себя виноватой за те годы, когда посвещала всё время ЖЖ и бурной (ох бурной) личной жизни, полузабросив детей. Теперь настал их черёд. А может это такой период жизни, посланный мне для постижения дзена самодостаточности, нирваны одиночества и ещё какого-нибудь феншуя. А то с 17-ти лет нон-стоп мужики и всё с ними связанное – надо ж и дзен, в смысле, честь знать. Зато вот книжки читаю и активно учу испанский. Почти закончила курс Rosetta Stone, сейчас на пятом уровне. Простенькие тексты читаю легко. Могу уже тексты посложнее со словарём. Кстати, кто-нибудь знает, как поддерживать язык и есть ли курсы для advanced learners? Летом еду с Натаном в Англию на девять дней – уже купила билеты. Пора вывозить чадо в Европы.

Ну вот и все наши новости. Ох, разболталась я, как всегда. Пожелайте мне похудеть и личного шофёра, но только вместе, а не по-отдельности, чтобы пока он детей развозит, у меня было время спортом позаниматься. В 2015-м уже можно не желать – Натан права получит. А на 2014-й - плиз. Что вам стоит? Музу Моисеевну стоит пожелать, но времени же, блин, нет. Через пару лет будет легче, может тогда? Я обещаю совсем уж не пропадать, а только чуть-чуть. А вообще чего напрягаться – тоже мне дата, 43. Не нашим, не вашим. Уже не молода, ещё не ягодка опять, число ни на что не делится, вокруг половосозревающие тинейджеры, отпугивающие всех мужиков, а снег всё идёт и идёт. То ли дело 10 лет ЖЖ – круглая дата. По этому поводу поднимем бокалы и возрадуемся тому, что есть в реале, раз уж вирутальный мир имел нас в виду. Или мы его? Или это один мир?
fur hat

Настоящий полковник

От героини песни Пугачёвой меня отделяет чуть более высокий IQ. С упором на "чуть". Способность связать тонкие ниточки нестыковок в узел сомнений, провести расследование и в результате избежать серьёзных эмоциональных и финансовых проблем. Победа интеллекта над бабкостью. Хоть одна, но цела, и детей не вовлекла.

Но начнём сначала. Около месяца назад я познакомилась с очень перспективным кавалером. Никаких бабочек в животе и мокрых снов, но это мы оставим подросткам – главное, человек приятный, успешный, в целом производит хорошее впечатление и смотрит на меня совершенно влюблёнными глазами.

Еврей, адвокат, взгляд уверенный, рукопожатие крепкое, но не слишком. Говорит и пишет прекрасно, по первому впечатлению вполне образован, судя по (его) рассказам преуспевающий адвокат. И ничего не скрывает – вот Фейсбук с настоящим именем, оба ребёнка (студенты университета) в друзьях, ссылки на членов семьи, фотографий куча, учился в таком-то университете, страничка на LinkedIn, никаких «красных флажков», как у нас любят говорить. Описывает интересные истории из своей практики и рассказывает о работе апеляционного суда Мэриленда - заслушаешься. Рассказывает, кстати, много и с охотой: как он 20 с чем-то лет строил свою практику, как ему не надо заниматься маркетингом, потому что у него такая репутация, что очередь стоит, и он может выбирать, какую работу брать, как к нему идут с советом другие адвокаты, как он берёт проигранные дела и апеллирует в Верховный Суд Штата – и выигрывает – как он обожает свою работу потому что «всегда учит что-то новое», и так далее.

Единственное, что меня немного напрягает, это разговоры о будущем. Мы сходили на два свидания, а он, пусть с оговорками, пусть «может быть», но поёт соловьём о том, как мы славно заживём вместе, как он подружится с моими детьми и как он готов ко мне переехать, чтобы меня с детьми не дёргать. Мои осторожные замечания, что я никого сразу детям не представляю, что о совместной жизни даже думать не готова и что встречаться лучше бы для начала у него (свой дом! недалеко! от родителей остался!) встречают явное неодобрение. Он ничего не говорит, но как бы слегка показывает, что оскорблён в лучших чувствах.

Он пишет мне СМСки: знаешь, бывают такие случаи, когда сразу знаешь, что это твой человек, что вот оно, будущее, ах, мне так с тобой хорошо. И я уже начинаю думать что может быть я слишкам осторожная, что вот хороший человек с открытой душой...

Но ничего не происходит. Ко мне сейчас точно никак – дети, мама гостит, праздники. А у него... Вообще-то у него мама. Отец умер, единственная сестра тоже. Мама уже старенькая, съехала в retirement home. Ей в доме уже тяжело. Ну ладно, думаю, знаю такие случаи, дом небось старый, лестницы везде, а retirement home - это не nursing home с нянечками. У меня мама в таком retirement home живёт, вполне независимо и счастливо. Потом в каком-то разговоре случайно всплывают некие временные рамки и я понимаю, что мама такого же возраста, как моя – плюс-минус год. А что, она болеет? Да нет, говорит, вполне себе ничего. В 70 с небольшим съезжать из своего дома? Зачем? Мама периодически всплывает в разговорах, и в какой-то момент он пишет: «Везу маму домой.» Контекст – общий дом. Спрашиваю прямо – что там с мамой. А, говорит, их дом ремонтируют и она обратно приехала на время. Ну, это же её дом.

Как-то это... странно. Дом ремонтируют и всех стариков выселили? А если у них нет дома рядом и сына? Но я ничего не говорю – как-то рано, отношения свежие, мало ли что.

Слушай, говорит, мы, можем, конечно, встречаться у меня. Раз уж ты так детей «боишься». Мама наверху мешать не будет, у меня в подвал свой вход.
Подвал?
Ну да, мама наверху, это же её дом. А у меня тут чудесная комната, диван выдвигается. Я человек неприхотливый, хотя у дивана одна железяка иногда в спину пихается, но я привык.

Одновременно с этим, в тот же день, в другом разговоре всплывает, что его машина – Тойота Королла. Какой-то родственник владеет дилерством, отдал за гроши.

Вы знаете, у меня нет проблем с мамами. Ну, развёлся человек, потом была пара продолжительных отношений, и вроде он каждый раз переезжал к ней (а что, ей меньше хлопот, а он одинокий), теперь вот в непонятках, временно переехал к маме, потому что хочет разобраться что да как, немного этого стесняется, поэтому плетёт истории...
С машинами у меня тем более проблем нет – что нравится, то и води. Я не прыгаю на мерсы и вольвы.

Тем не менее, я никак не могла отделаться от ощущения, что всё это плохо сочетается с образом преуспевающего адвоката. А тут ещё прямо спросила его про дом, а он мне: «Ну я же не знаю, как моя жизнь повернётся. Куплю дом, а потом встречу женщину с трёхэтажным таунхаусом в Потомаке.» И подмигивает. Женщина с трёхэтажным – это я.

И опять разговоры по то, какой он лёгкий в быту, как подладится под меня, как понравится моим детям, и давай уже, приводи меня к себе...

Сегодня мне надо ехать в ДиСи. Вот сейчас допишу и поеду. По работе. Сказала ему об этом пару дней назад, и он предложил поехать со мной. Мне, говорит, всё равно туда надо. И вот тут он допустил прокол: «Один клиет готов заплатить мне за то, чтобы поехать в ДиСи и забрать там какой-то документ.»

Адвокат апеляционного суда Мэриленда? Едет в ДиСи на метро, чтобы забрать какой-то документ? И ему за это платят? А на тебя кто-то работает, интересуюсь. Нет, сам, я всё сам. Зачем кому-то платить.

Вы думаете, я побежала его гуглить? Нет, я до этого не додумалась – точнее, не сразу (со мной ничего подобного раньше не было, просто привыкла доверять). Я пошла гуглить судебные дела, про которые он мне рассказывал. Просто интересно стало, что там за петрушка такая.

И покатило. Тот случай был решён в 2004-м году. Этот в 2008-м. Третий только что закончился. Все прошли Верховный Суд Мэриленда. То есть никак он не мог над ними "работать" сейчас.

Я пошла искать информацию о его фирме. Нет такой фирмы. Нашла упоминание о нём в какой-то другой фирме как «summer associate”, давнее. Больше ничего.

И тогда я полезла в гугл по-серьёзному. В адвокатские базы данных. Нет такого адвоката. Зато нашла... я вам это даже описать не могу. На 35 страниц дело о том, как его лишили лицензии в 2003-м. И такой список мошенничества, невозврата денег, неявки в суд, подлога и обмана, что глаза на лоб. Не одна жалоба от недовольного клиента, а дюжина. Всех выставил на сотни и тысячи.

А он работает. Не адвокатом, конечно. Тому бумажку напишет, этому документ подвезёт. Типа, клерк. Живёт у мамы в подвале, спит на кушетке. Ищет женщин, к кому бы переехать. Двух уже нашёл, но его выгнали. Одна подала жалобу в полицию, потому что он не хотел съезжать и брал деньги. Другая удрала от него во Флориду, как только кончился лиз на дом.

А Фейсбук? Пролистала записи за два года, в этот раз внимательно. Там один спорт – наша команда выиграла, ваша проиграла. Дети реальные – но когда приезжают, живут со своей мамой. А папу только поздравляют с днём рождения – весьма сухо.

А такой был мужчина... Он знал, знал, как только меня увидел... что у меня трёхэтажный таунхауз в Потомаке.
Reindeer

Разбилась лампочка, погнулась антенна

Давно не писала по причине буйства личной жизни. Хотела написать «опять осталась одна», но это звучит жутко депрессивно. Я не одна покуда у меня есть дети, мама и чудесные друзья. Короче, я в порядке (политкорректный термин – «держусь»), но двух-с-гаком годичные отношения распались.

Я всю жизнь стараюсь не наступать на одни и те же грабли, но грабель, оказывается, много, и все разные. К тому же bad things happen to good people. Два хороших и очень уважающих друг друга человека могут просто не срастись.

Я тут ходила на oчередное заседание нашего «журнального» клуба, где обсуждалась связь языка на котором мы говорим и мыслительного процесса. Там была одна женщина, которая примерно одинаково владеет тремя языками, двумя из них с младенчества. И у неё много друзей и родственников, которые тоже одинаково владеют минимум двумя из этих трёх. И выбор языка для общения не всегда в её случае очевиден. Но как-то всегда получается, что для общения выбирается какой-то один язык, который кажется единственно верным для данных отношений. Она назвала это «каналом коммуникации». Возможно, слово «волна» лучше подходит по-русски. Знаете, как говорят, «мы на одной волне»?

Так вот, мы с ним были на разных волнах. Он играл в шахматы, а я в шашки. Что интересно, он-то понимал, что я играю в другую игру, а я почему-то нет. Сидела на своей волне, заткнув уши и отказываясь замечать шумы. Как оказалось, он был прав, а я нет – мы всё время слушали разные каналы, и статика была такая, будто глушат Голос Америки в 70-е. Он первый сказал, что так дальше нельзя – и я ему за это благодарна.

На самом деле, когда у людей нет общих детей и имущества, они остаются вместе по одной простой причине: им вместе лучше, чем по отдельности. А когда за плечами пара развалившихся браков, а на плечах пара-тройка детей, то «лучше» должно быть с большой буквы и светиться –перливаться. За ради просто так никто такую ношу на себя не взвалит. И когда кричишь в пустоту «ау, как слышите меня, приём», а в ответ какое-то шуршание, и так месяцами, то... то ещё детей в это впутывать? Нет, луше не надо.

А так-то все хорошие, белые, пушистые, и остались друзьями. Просто на разных каналах.

Что интересно, меня эта коцепция волн ещё заинтересовала с точки зрения общения с детьми. Кто и какими только словами меня не ругал за то, что я говорю с детьми по-английски. Собственная мама кляла, на чём свет стоит. Я честно пыталась, много раз. И срывалась в течение часа. В какой-то момент просто устала. А сейчас до меня дошло: мой личный «канал» общения с моими детьми передаёт на английском языке. Это наша волна. Нам на ней хорошо и естественно. А как начинаем по-русски, так один шорох. И ничьё чужое мнение меня не переубедит, что я выбрала неправильный канал или пошла по неправильному пути. Я нутром чувствую, что это наше. Мне это важнее на порядок, чем их свободное владение русским.

В общем, жизнь продолжается. Надо антенну перенастроить чуток, а так всё хорошо.
fur hat

Розетта! И никаких Иветт и Жоржетт.

Розетта Стоун – официальный курс американской армии. Офицерам, которых посылают в Японию, Германию или Афганистан, выдают Розетту Стоун. У меня есть знакомый, которого заслали в Корею. С Розеттой в обнимку. (Слышала, что эту программу урезали из-за секвестра. Возможно – не уверена. Пару лет назад было так – я лично знаю нескольких офицеров.)

Сегодня я хочу вам рассказать, что делает и не делает курс Розетта Стоун, а также о дополнительных материалах, которыми я пользуюсь.

Сначала пару слов о том, что лично меня не касается, но может пригодится некоторым читателям. У Розетты самый большой выбор языков. Если вам позарез нужен тагалог или вьетнамский, а частного преподавателя рядом нет, то Розетта – ваш лучший друг. Плюс, Розетта учит исключительно на искомом языке – ваш родной язык совершенно не важен. Говорите на украинском и хотите выучить чешский или хинди? С венгерского на иврит? С польского на португальский? Нет проблем. К тому же у Розетты, одной из очень немногих, отдельный курс «испанского» испанского и латиноамериканского. Я учу второй.

Принцип программы прост – вас учат, как детей. Collapse )
fur hat

O расовой гармонии и классовой дисгармонии.

Мой старший сын делает домашнее задание по алгебре и вдруг начинает как-то странно недо-фыркать-полу-хихикать. Я заглядываю ему через плечо и вижу иксы в квадрате, игреки в кубе, какие-то параболы и прочее весёленькое-обхохочешься. Чему, говорю, радуешься. Он тыкает пальцем в условие задачи.

Латиша и Хуанита решали уравнение. Дальше идёт длинное и относительно нетривиальное для 8-го (впрочем, 9-го, их класс учится по ускоренной программе) уравнение. Латиша получила такой-то результат. Хуанита другой. Кто из них прав.
(Тут я сразу вспоминаю, как кто-то пытался рассказать мне анекдот, который начинался с «Василий Иванович и Петька поступали в консерваторию.» Я всё никак не могла дослушать до конца – смех разбирал.)

- Я ещё не решал, - говорит Натан, - но ставлю на Хуаниту.

Подумав, соглашаюсь, что у Хуаниты шансов побольше. Натан решает уравнение. Ура! Хуанита победила. Мы радуемся собственной проницательности. Нigh-five.

- Ну дык, - ухмыляется Натан, - Латиша должна решать задачки типа «у меня за последний месяц было пять любовников, а у Моник на 3 больше – сколько любовников было у Моник?»

Тут я спохватываюсь. Это же наше post-racial поколение. Родились в Америке. Дружили с детьми всех цветов с тех пор, как начали ходить. Тот факт, что Президент чёрный, воспринимают как должное, не задумываясь. Живут в районе, где обитают и учатся умненькие дети из хороших семей со всего мира (микрокосм ООН, серьёзно). Лучших друзей обоих моих сыновей зовут Висенте; они оба из Латинской Америки и оба лучше соображают в математике, чем мои отпрыски. Несколько лет назад у Натана самым умным ребёнком в классе была чёрная девочка (дочь какого-то посла из Нигера – их с тех пор в Европу перевели). И так далее. Если есть в мире маленький, пусть искусственный, но всё же островок расовой гармонии, то это здесь. А дома мы расовые проблемы либо вообще не обсуждаем, либо обсуждаем нейтрально. Откуда вдруг «у Моник на 3 любовника больше, чем у Латиши?»

- Ну ты и расист, - в полу-шутку говорю Натану.
- Почему сразу расист, - обижается чадо. - У нас есть нормальные чёрные дети, но ни одого не зовут Латиша или Леброн. Это имена из гетто. Если бы они задали пример с именами реднеков, типа Кристал-Линн, я бы тоже смеялся.

Подумала, что они действительно, они шутят на темы реднеков и white trash не меньше, чем на темы детей гетто. Это превосходство умных и образованных детей из хороших и обеспеченных районов перед обитателями трущоб и фавел, пусть и в слегка облагороженном варианте страны «первого» мира.

***

Пару дней спустя Натан возвращается из школы слегка невесел-и-головушку-повесил. Помнишь, говорит, ты мне помогала сочинение писать про чёрного раба, который сбежал из плантации и пошёл воевать на стороне Севера в Гражданскую войну? Так вот, я за тот проект получил 16 из 18 баллов.

Странно. Сочинение было вполне приличным. Для восьмиклассника так просто отличным. Учительница истории его вроде любит. Почему не поставила А (пятёрку) за сочинение?

Не, поясняет Натан, за сочинение я получил 100% - 15 баллов из 15-ти. Но там ещё три балла за иллюстрацию полагалось. Из них я получил только один.

Тут я вспоминаю, что сочинение (это, на самом деле, не сочинение, а проект – афро-американцы в Гражданскую Войну; надо много информации нарыть, и так далее, но это к делу не относится) полагалось проиллюстрировать фотографией. Якобы этого раба. Нарыть на интернете какого-нибудь чёрного середины 19-го века и пришпилить. Проверив сочинение и решив, что с интернетным поиском мой почти 14-летний сын справится сам, я пустила эту часть проекта на самотёк. И на тебе – один балл из трёх. Но за что? Что там можно было напортачить?

И тут я вижу, что Натан мнётся. Немного стесняется. Выглядит так, будто он решил пошутить и приклеил фотографию кота, а теперь надо как-то объяснять эту шутку маме.

- Понимаешь, мам, она написала, что это женщина. На фотографии. Что я приклеил фотографию женщины.

Тут уже мне стало любопытно, и я полезла смотреть, что за фотография. На фотографии действительно была женщина. Мне это было очевидно по двум причинам. Во-первых, на голове у неё была шляпка, небольшой такой пирожок с узкими полями. Не явно женская шляпка, не breakfast at Tiffani, но мы-то знаем, что мужчины такие не носили. Во-вторых, она была в блузке. Там только голова, шея и плечи, блузка строгая, на все пуговицы застёгнутая, с круглым воротником. На самом деле, разница между этой блузкой и рубашкой исключительно в округлости воротника, но если не знать... Я попробовала убрать блузку и шляпку. Unisex. Этот человек мог быть любого пола.

- Надо мной все смеялись, - уныло сказал Натан, - но я правда не вижу разницы. Разве это женщина? Это же мужчина!

Ребёнок потопал в свою комнату, бормоча под нос, что у белых хоть как-то видно, где женщина, где мужчина, а где не пойми что, но там понятно, что это не пойми что, и такую фотографию он бы не взял. А тут всё чёрное такое... Тут прибежал младший сын и захотел узнать, о чём сыр бор. Ему показали фотографию. «Мужчина!» - уверенно заявил Арик. Тоже очень удивился, что женщина. Тоже откомментировал черноту черт.

***

Ребёнок притащил из школы шутку. Чёрный и латинос едут в машине. Кто ведёт машину?
Как кто, полицейский! Ха-ха-ха.

Я строго посмотрела.
- А что такого? В школе все смеялись.
- Что, и чёрные смеялись? И латиносы?
- Да кто ж им это будет рассказывать? Хотя, думаю, они знают.

***

Я решила обсудить со своими детьми стереотипы. Нехорошо, мол, обобщать. Как ни странно, меня не поняли. Почему нехорошо? У них нет проблемы индивидуального расизма. Если они знакомятся с человеком, то судят его или её по его/её личным качествам. Без исключений – я сама многожды была свидетелем. Более того, они легко заводят приятелей и друзей любой этнической принадлежности. Арик так просто активно предпочитает компании русскоязычных детей компанию каких-нибудь перуанцев. Им чужд расовый дискомфорт; они дома в плавильном котле своей родины.

Но стереотипы... Они ведь откуда-то берутся, правда? Расскажи тот анекдот про чёрного и латиноса, заменив их на китайца и еврея. Что, не смешно? Глупо, бред? Во-во. Статистика это не стереотип. Это факт жизни.

Натан объяснял тут Арику, что в младшей школе все перемешаны и вообще малыши, а уже в средней идут чёткие разделения. Есть всякие ботаны – на 90% китайцы и индусы. Они все отлично учатся, но скучные. Учатся и учатся. И спортом редко занимаются. И вообще с белыми не очень дружат. С ними не побузишь. Но они умные, да. Есть исключения? Конечно есть. Но как группа они выделяются.

Белые делятся на три группы: средне-обычные, выше-среднего-умные (хотя не такие ботаны, как индусы с китайцами) и «преппи» - дети весьма богатых родителей, которые не очень умные, но очень уверенные в себе и тоже держатся отдельно.

А остальные? Где чёрные? Где латиноамериканцы? У вас же их немало в школе - я сама видела.

- Да я их толком не знаю, - говорит Натан. – У нас общих классов нет, разве что физкультура. У меня все классы honors и advanced, а их там нет. Я с ними нормально общаюсь – с ними можно хорошо мячик покидать на баскетболе. Но они в основном... эээ... не очень интересные. И учатся так себе.

И ускоренный курс алгебры не берут. Даже если их зовут не Латиша.

В целом, все со всеми нормально общаюся. Есть смешанные компании, смешанные дружбы, смешанные пары. Расовых проблем нет. Но даже невооружённым глазом видно, что дети больше/чаще дружат с представителями своей расы. Есть у всего этого биологический аспект, который не перекроишь никакой политикой. Пост-расовое поколение по-прежнему легче отличает женщин от мужчин, когда они «своего» цвета и хорошо знает, что в математическом клубе 90% китайцы и индусы, а в баскетбольной команде – афроамериканцы. И местами им поменяться не светит, даже в очень продвинутом, дорогом районе, где у всех приличные родители и обеспеченная жизнь.

Хотя, стоит добавить, что классизм в них куда сильнее, чем расизм (под расизмом стоит в данном контексте понимать не ужас-ужас, а написанное сверху). На порядок. Китайцы Потомака, конечно, отличаются от мексиканцев Потомака. Но Латиша и Кристал-Лин – вот где отстой. Задачки по алгебре они решают! Ха! Расскажите вашей бабушке.
fur hat

Почему среди афроамериканцев мало физиков, а среди евреев – баскетболистов NBA

Сегодня мне хочется поговорить о самой что ни на есть распрекрасной половине человечества и о смысле жизни сбалансированного существования. Ничего темка? Не слишком узкая? Я её уже несколько месяцев вынашиваю. Хотела написать этот пост пару недель назад, но заработалась. На работе приходится пахать, иногда вечером допахивать, после работы детей развозить, потом то да сё... уже не до писанины. Это я не просто так вам говорю, для красного словца – эта винтовка ещё выстрелит, я обещаю.

Перейдём к сути вопроса. Меня достали дебаты о нехватке женщин в высших эшелонах бизнеса и власти. Сейчас буду разносить всё и вся и злить кого только можно. Я предупредила.

I. И то, и другое, и можно без хлеба

Среди моих знакомых не осталось, кажется, никого, кто не читал ещё статью Анны Марии Слотер Why women still can’t have it all. В двух словах: раньше считалось, что женщины могут совмещать семью и карьеру на любом уровне. А тут оказалось, что серьёзная карьера – это безразмерный рабочий день и постоянные разъезды; женщины не видят своих детей и просто уходят – на обычную работу, туда, где можно заниматься семьёй и собой.

Выход: женщины на любом уровне должны иметь возможность устанавливать свой график и не перерабатывать. Надо менять всю культуру бизнеса и правительства, выбрать женщину-президента и 50 женщин-сенаторов, перекроить, изменить, и вообще мы наш, мы новый мир построим.

В бурные дебаты о причинах нехватки женщин на верхушке власти (политической, экономической, не важно) на белом коне въехала Шерил Сандберг – второе лицо Фейсбука и самая известная женщина Силиконовой Долины – с книгой Lean In. В которой она уговаривает своих подруг по полу бороться и искать, найти и перепрятать, не бояться делать самую-рассамую крутую карьеру и искать себе подходящего мужчину, который не возражает, если детей растит нянька, а жена то на важном совещании, то раз, и в Бразилию в командировку укатила (с конкретными советами, как такого мужчину искать).
Collapse )
Малышка

Уже родилась по московскому времени

Я никогда не пишу новогодних постов. Как там Розенбаум пел, я живу от сентября до сентября? Так вот я живу от февраля до февраля, по своему внутреннему отсчёту, а не про григорианскому. И итоги подвожу на очередной день рождения. Только тут вот взялась подводить, да ничего особенного не нашла, кроме того, что 42, как известно, - универсальный ответ на главный вопрос человечества (а кто не читал Hitchhiker'с Guide to Galaxy, я не виноват).
Тихий был год. Стабильный такой. Работа та же – и её много. Дети те же – хотя и растут, старший вон уже прошёл бар мицву, отрастил пушок на верхней губе и периодически пускает петуха. Бойфренд тоже тот же, слава богу. За границу не выезжала. Не была, не состояла не участвовала. Пишу куда меньше, к сожалению, - времени мало. Зато появились хорошие новые друзья – это всегда радует.

Если честно, меня всё устраивает, только в Европу хочется выбраться, но как-то всё не стыкуется. А остальное пусть так и будет, спокойно и стабильно, разве что побольше писать, и чтоб Арик слушался хоть иногда, бедовая его башка.

Поскольку пост получился скучный, то вот вам напоследок анекдот-говорят-что-быль от моего сына (на Фейсбуке нарыл):

В последние годы на концертах U2 в какой-то момент Боно просит тишины. Зал перестаёт свистеть, топать и вопить и прислушивается. В наступившем беззвучии Боно начинает медленно хлопать в ладоши:
ХЛОП
ХЛОП
ХЛОП
ХЛОП

Потом тихо говорит в микрофон: «Каждый раз, когда в хлопаю в ладоши, в Африке умирает ребёнок.»
В этом месте зал обычно задумывается, а Боно рассказывает, как помочь детям Африки.

На одном из последних концертов, когда Боно в очередной раз сказал, что при каждом его хлопке в Африке умирает ребёнок, какая-то блондинка истошно завопила из центра зала: «Then stop doing it, you evil bastard!”
Kot_sosiska

Очень одинокий петух

Некоторые мои друзья периодически помещают в ЖЖ художественные произведения своих безусловно талантливых детей. А мы что, чем мы хуже?

Мой наследник престола пришёл хвастаться, что у него за семестр средний балл по английскому – 98 из 100 (при том, что английский у него по программе 10-го класса, а сам он в 8-м).

- Что ж ты, гений мой, не набрал все 100? - подкалываю я ребёнка.
- Понимаешь, мам, нам периодически задают иллюстрации, и я на них теряю баллы.
- Иллюстрации? Чего? Зачем?
- Ну, я не знаю, может, воображение проверяют. Вот вчера надо было нарисовать грифона. Знаешь, птица такая мифическая?
- Знаю. Ну и где грифон?

Ребёнок приносит... Collapse )

Что самое удивительное, щедрая учительница (хорошо, что она моего сына любит) поставила за сей шедевр 6.5 из 8-ми.

- Слушай, - говорю, - чадо, у тебя совесть есть? Тебе же не 5 лет, тебе 13. Ты бы хоть постарался для интересу.
- Я старался, - обижается Натан, - я 20 минут это рисовал. Но у меня никогда не получается то, что я хочу. Вместо грифона чучело какое-то зубастое, вместо жирафа – телеграфный столб в крапинку. А учительница рисования вообще грозится поставить мне D за семестр.
- D? Почему? Не все же способны к рисованию.
- Нет, но она думает, что я специально над ней издеваюсь. Я что-то сделаю или нарисую, а потом смеюсь. Вот мы делали зверей из папье маше...
- И у тебя получилась пьяная акула?
- Если бы. У меня получился мокрый блоб. Я вроде всё понял про папье маше, я следовал инструкции, делал как все, но у всех получилось... что-то, у кого-то лучше, у кого-то хуже, и только у меня получился мокрый блоб.
- Слушай, какого хрена ты мечтаешь о факультете журналистики, когда по тебе плачет Академия Искусств?
- А гены, гены-то чьи? - возмущается отпрыск и гордо удаляется спрягать испанские глаголы.

Почему-то это у него получается лучше.