Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

серьёзная

Самодостаточность

Самодостаточность есть самоцель. Сказала – сделала. Берём то, что и так всегда на своём горбу, типа стирки и готовки, добавляем то, что делать, в сущности, несложно, но уж очень нелюбимо и, как правило, выполнялось другими, вроде выноса мусора или чистки засоренных туалетов, и приперчиваем всем, что пришлось учить с нуля – ау, бюджет и финансы. Немножко организованности, чуть-чуть приспособляемости и компромиссов, пару щепоток правильно расставленных приоритетов, и намного меньше дуракаваляния и телевизора. Под конец всыпать любимое занятие Юлия Цезаря, известное американцам как multitasking, и суп самодостаточности готов.

Самодостаточность прекрасна. Имеем двух вполне самостоятельных и в целом удачных, хоть и слегка замудоханных продлёнками, детей, на развоз коих по кружкам и соревнованиям уходят почти все вечера. Имеем также трёхэтажный дом, который упорно убираем сами (грязь и беспорядок мы не любим – бррр), домашние обеды в 75% случаев, а в остальных на ходу сообразим, работу, карьеру, полузапущенный в виду постоянного цейтнота блог, и теплящиеся писательские амбиции, от которых, на которых... не будем о грустном. Имеем, короче, жизнь, со всеми её шeроховатостями и несовершенностями, но в целом довольно гармоничную. Детки цветут, в доме относительный порядок, пожрать всегда найдётся, счета оплачены, батарейки заменены, лампочки вкручены, на работе всё пучком.

Самодостаточность – убийца романтики. Путь к сердцу мужчины лежит через беспомощность. Нет, вру, не беспомощность, скорее, через нужду. Он должен быть нужен, не только эмоционально или там физически, а практически, по жизни. Ну зачем тебе мужик, спросил меня тут приятель. Одна головная боль. Ты ж самодостаточная, у тебя абсолютно всё схвачено. Потрахаться ты себе всегда найдёшь, баба видная. А так – нафиг. Я сразу вспомнила фильм Jerry McGuire с Томом Крузом. Помните, где он так проникновенно говорил Рене Зельвегер: “You complete me.” Нужно друг друга как-то дополнять и заполнять. Ну нафиг ей, если уже всё есть? В отпуск не с кем поехать? В отпуск попутчика всегда можно найти. В театр пойти? В театр можно с подругой сходить, или с тем же попутчиком. Эдакий мужик a la carte: один для театра, другой для отпусков, третий на потрахаться, или один на всё, но ровно на месяц. Как романтично-то. А что делать? Я же это... complete.

Самодостаточность бьёт по голове. Он говорит мне: «Я не могу её оставить. Она без меня пропадёт.» Ну, может не пропадёт, но не справится. Не умеет, не обучена, не приучена. Одна останется. Ты-то точно не пропадёшь. Ты ж самодостаточная. Я думаю: где-то я это уже слышала. Раз так пять, минимум. The story of my life. Как известно, если одна и та же история повторяется много раз, то проблема не вне, а внутри. Ну не даю я слабину, не раскрываю, трепеща, нишу, которая нуждается в допо- и заполнении (а пошляки идут лесом). Надо, наверное, но не получается. А что мужики сволочи, так это вам не повезло. Мне на добрых везёт, на великодушных. Я бы рад, говорит, но я же не могу, это же будет подло, она же без меня... Мы выбираем ту, которой нужны больше. А собственные интересы побоку, побоку. Сплошной альтруизм.

Самодостаточными не рождаются. Я же тоже вот этого не умела, того никогда не делала, а про финансы вообще молчу. Нужно – сделаешь, и не то. Когда не на кого положиться, полагаешься на себя. А ниши... они образуются, если притереться и доверять. Отдать бразды правления в чужие руки не проблема, проблема найти правильные руки. Нет рук – сами заполняем собственные ниши. Но суть-то не в этом. На сегодняшний момент моя выживаемость и самодостаточность доказаны и очевидны, а их – нет. У меня клеймо на лбу – сильная женщина. Регулярно проигрывающая слабым.

Самодостаточность – прекрасное оправдание. Сегодня пошла на ланч с приятелем, и он всю эту аргументацию на смех поднял. У меня, говорит, то же самое было – не выживет, думал, жена, не выдержит. Остался, никуда не ушёл. А потом так жизнь сложилась, что уезжать пришлось часто. И ничего, приноровилась и прекрасно справилась. К романам на стороне это уже не относилось, просто я урок для себя выучил. У нас у всех есть внутренние ресурсы – беспомощны, пока петух не клюнет. А все эти «ей я нужен больше, да как же она без меня» - ерунда на постном масле, одно из классических самооправданий, в которое сами и верят.

Самодостаточность – не самая лёгкая ноша. Зачем желать это другим? Может, оно и к лучшему? Пусть верят. Пусть сильные проигрывают слабым. Это даже справедливо. Да и зачем что-то ломать? Ломать не строить.

Самодостаточность – приговор. Самоцель. Прекрасна. Убийца. Приобретённое качество. Оправдание. Ноша. Обжалованию не подлежит.
дрыг_ножкой

Хочешь большой и чистой любви? Приходи вечером на сеновал.

В комментариях к предыдущему посту идёт дискуссия, от которой меня просто распирает. Несколько человек в разных ветках защищают Сферическую Любовь в Вакууме. Она берётся ниоткуда, длится всю жизнь, и ничто ей не помеха. Если ваш возлюбленный решил положить на себя, то это, возможно ваша вина, потому как не разглядели и любви недодали. Вообще виноватых нет никогда, это я уже поняла. Все по-своему правы и все хорошие. Настоящая Любовь вовремя "поймает" сигналы, предотвратит, вытащит, вылечит. А если не предотвратит и не вылечит силой Великой Любви, то всё равно проведёт с Любимым остаток жизни, понимая, принимая, не осуждая. И нет, этот человек не будет несчастлив и не почувствует себя жертвой ни разу, потому что Настоящая Любовь - благодать, она освещает вас изнутри, и не нужны ни деньги, ни секс, ни ответная любовь или даже тепло, ни близость, ничего. Только внутренний свет. В этот момент я всхлипнула и вытерла глаза платочком.

Спорящие честно признаются, что не являют собой примеры Великой Светлой Любви. Приводимые примеры из жизни других обычно либо связаны с внешними врагами (политические репрессии, например, с которыми пара борется вместе), страшными болезнями, или конкретными трудностями, взятыми по отдельности. Почти все семьи переживают трудности в какой-то момент. Это нормально. Та же эмиграция, безденежье, кто-то после родов много веса набрал, кто-то из-за стресса на пол года интерес к сексу потерял. Чтобы это пережить, не нужно Великой Любви - просто нормальные семейные отношения. Тепло, понимание, вера в будущее. Да, любовь тоже, не без этого. Но мне пока никто не привёл пример пары, где один человек ПОЛОЖИЛ НА СЕБЯ. Сам. В нестаром совсем возрасте. Не в одной категории, а фронтально. И вес, И безденежье, И без секса, И отказ лечиться, И плевать на партнёра, И по дому ни фига. Или хотя бы 3/4 этих категорий. А второй жил бы, понимал, принимал и улыбался, наполненный любовной благодатью.

Но при этом я верю в Большую Пожизненную Любовь. Почему бы и нет? Ведь есть же Мать Тереза. Точнее, была. Провела всю жизнь с прокажёнными, в нищете, и воспринимала это как благодать. И улыбалась. И была счастлива. Есть такие люди. И есть такая любовь. В мире вообще много чего есть. Но говорить человеку, который переживает такое в реальной жизни, а не в сферическом вакууме, что он неправильно любит, не умеет любить, не разглядел, не вылечил, и вообще сам виноват и не улыбается, исполненный Великой Благодатью, как-то знаете ли... Вот я и не говорю. И никому не советую.

П.С. Там ещё периодически в комментариях всплывает другой аргумент, не имеющий отношения к предыдущему. Вот такая-то чего только не делала, и умница, и красавица, и по дому, а он её всё равно бросил. Вот вам и вечная любовь, ага. Нет гарантий ни от чего. А кто обещал гарантии? Вести себя надо по-человечески. Если будешь, то ВОЗМОЖНО счастье. А если не будешь, то его, скорее всего, не будет. Почти наверняка не будет, даже если вам приведут два с половиной обратных примера из жизни троюродного дяди внука соседа. Глупо, знаете ли, расчитывать на Сферическую Любовь в Вакууме, которая примет вас, какой есть. Я бы не ставила на это, если честно.
fur hat

Вечеринка, или о теоретической пользе секса

Уже пару недель как хочу рассказать вам эту байку, да всё руки не доходят. Вот освободилась немного – напишу сейчас. Тут всё правда, никаких преувеличений.

Всю прошлую осень и часть зимы мой муж руководил частью ПРОЕКТА. Описать его важность, не вдаваясь в подробности работы мужа, трудно, но я попробую. (Финансисты, не бейте меня ногами, мои познания в финансах ограничиваются фразой «Боря, дай денег».) Речь шла о том, оставят ли на NY Stock Exchange компанию, которая играет очень важную роль в экономике всей страны. Она не осталась в стороне от волны корпоративных скандалов, которые прикатились по Америке пару лет назад, и их фактически заставили ... кажется, это называется restatement. Нужно было переписать все финансовые книги за несколько лет. А компания много, много, многомиллиардная. Размер работы я представляю себе плохо, я только знаю, что мой муж уходил из дома до семи и приходил после одиннадцати в течение нескольких месяцев, плюс работал все выходные. Дети забыли, как он выглядит. Вариантов «не сделать», «сделать не вовремя» или даже «сделать не всё, не идеально» не было, просто не было, и дело не в его работе или карьере, просто ставки были... короче, не было таких вариантов. Отступать некуда, позади Москва. Боря не мог спать по ночам, у него болело сердце, он седел на глазах. Он потом долго отходил, несколько дней просто сидел перед телевизором, уставившись в экран. Когда после всего этого кошмара ему вручили бонус намногоцифр, я почему-то не обрадовалась. Сколько стоят пол года жизни и километры нервов?

Но я отвлекаюсь. Collapse )
fur hat

Кредит. Окончание.

Начало
Продолжение

- Всё в порядке? – вежливо поинтересовалась она.
- Да спасибо, - я стараюсь побыстрее обойти её и спуститься вниз.
- Ну и хорошо, - улыбается Эмма, - мне очень важно, чтобы тут всем было хорошо. Вы же понимаете, это маленький семейный бизнес, а не безликая огромная гостиница какая-нибудь. Я лично знаю всех своих постояльцев, я доверяю вам и ещё многим другим настолько, что просто оставляю ключи и разрешаю класть деньги в почтовый ящик, так что я бы хотела, чтобы каждый чувстовал себя как дома. В буквальном смысле, - добавляет она.
- Что значит «в буквальном смысле»? - последняя фраза заставила меня остановиться.
- Ну представьте, что вы живёте с мамой или престарелой бабушкой. Вы же не приведёте в дом бог знает кого, незнакомого или неприятного вам человека, и не проведёте его мимо родителей в свою спальню, правда? – она смотрит на меня доброжелательно, но как-то уж слишком внимательно.
- Эмма, я вполне понимаю ваше беспокойство и надеюсь оправдать доверие. Тем не менее, согласитесь, гостиница, пусть маленькая, – это не дом, почти незнакомая хозяйка гостиницы – не мама, к тому же маме мы за пользование спальни не платим, правда?
- Знаете, - задумчиво говорит Эмма, - я бы готова была сдавать вам эту комнату бесплатно, я понимаю, деньги нужны вам для дома и детей. Но вы должны пообещать относиться к этому дому как к своему.
- Эмма, мне очень приятно ваше доверие, но, простите, воспользоваться подобной щедростью я не могу. Это гостиница, и я хотела бы за комнату платить. Извините, не хочу вас обидеть, вы мне очень симпатичны, я бесконечно вам благодарна, но я люблю независимость. Я взрослый человек, и ходить каждый раз «мимо мамы» не хотела бы.
- Ну что ж, - вздохнула она, - как вам будет угодно. Мне важно лишь, чтобы вы уважали правила этого заведения. Я сдаю комнаты влюблённым, так уж повелось.

Она мило кивнула мне и пошла дальше по лестнице, а я стояла и медленно считала до двадцати. Старая крыса! Морали она мне будет читать! Небось только делает вид, что ничего не видит, а сама стоит каждый раз на лестнице и подглядывает, кто идёт. Нет, ну просто интересно, что она может сделать, а? Выгнать меня отсюда? Порчу навести? У самой жизнь не сложилась, она теперь будет её другим портить! Я ещё сомневалась, приводить ли сюда Опытного, но теперь точно приведу. В худшем случае, она меня отсюда попрёт. Плохо, конечно, но мне важнее личная свобода. Мне никто не будет указывать, с кем спать. Тоже мне, лакмусовая бумажка влюблённости. Ты либо держи бизнес, либо церковно-приходскую школу с уроками морали по утрам!

Я уже давно сидела в машине, но продолжала бормотать себе под нос, яростно переключая передачи. Надо же, как меня эта карга вывела из себя! Мне тридцать восемь лет, чёрт возьми, а она поучать меня будет, дура старая!
И тут опять зазвонил телефон.

- Привет, это Мишель.
- Мишель, послушай меня, и послушай меня внимательно. И ты, и Эмма твоя сидите у меня в печёнках со своими лекциями и проверками на влюблённость. Если ты собираешься опять читать мне морали, да ещё по просьбе Эммы, иди к чёрту. Она может выгнать меня, она может поднять цену, но говорить мне, как себя вести и что есть любовь она не может, а ты тем более.
- Вообще-то я собиралась пригласить тебя на ланч в следующий четверг, - спокойно сказала Мишель, как будто и не слышала предыдущей тирады.
- Ээээ, извини, сорвалась, не хотела. Эмма твоя довела меня тут до белого каления. Ладно, давай не будем об этом. Когда ты хотела пойти на ланч?
- В следующий четверг, я же сказала.
- Слушай, я не могу в четверг, у меня встреча, давай в другой день.
- В другой день не получается, а в четверг у меня как раз свободные пол дня. Посидели бы в нашем любимом ресторанчике...
- Слушай, ну не могу я в четверг, я же говорю.
- Встречаешься с Николасом?
- Да нет, - смутилась я, - у него экзамены... Так, человек один, ты не знаешь...
- А ты точно не можешь отменить эту встречу?
- Точно, Мишель, точно, давай в другой раз, а?
- Хорошо, я тебе позвоню, - она повесила трубку, не попрощавшись.

Опытного звали Майк. Если его действительно так звали. Честно говоря, из всего, что мне до сих пор попадалось, это был самый неинтересный вариант. Сильно старше меня – хорошо за пятьдесят, невысокий, лысый, и какой-то уже уставший от жизни. Мы явно не смотрелись вместе: я на свои годы не выгляжу и могла бы сойти за его дочку. Да дело даже не в возрасте – моложавая, эффектная, яркая, хорошо одетая женщина, и осевший, заурядный, немолодой мужичонка; старый Форд рядом с новым Поршем. Странное зрелище. Встреться я с ним при любых других обстоятельствах, и ни о каких отношениях речи бы не было. Но тут мы вроде как уже договорились, разернуться и уйти было неудобно - Майк так обрадовался, увидев меня, что расстраивать его мне не хотелось. Ещё бы – ему такая женщина и во сне не снилась! Ладно, в конце концов, что мне, жалко что ли? Подарю ему мечту на пару часов... К тому же я всё ещё была зла на Эмму и хотела доказать ей, а точнее себе, что ничегошеньки она сделать со мной не может.

Мы взяли ключ и пошли наверх. Больше всего я боялась встретить Эмму, но её нигде не было. Наверху было пусто. Мы вошли в комнату, сели на кровать, Майк взял мою руку, посмотрел мне в глаза и спросил: «Ты уверена? Может, мне уйти?» «Уверена,» - соврала я. Он совсем мне не нравился, но что-то неумолимо тянуло меня к этому человеку, меня охватило чувство неизбежности, как будто решение уже давно было принято – не здесь, не мной. Я закрыла глаза и попыталась расслабиться. Он расстегнул мою блузку, взял в руки грудь, начал шептать что-то про то, какая она красивая, а меня не покидала мысль: «Что я тут делаю?» Но сделать что-то, остановиться, уйти я не могла и даже не хотела – что-то внутри меня приказывало пройти этот путь до конца.

Я лежала нагишом на кровати, зарывшись лицом в подушку. Он только что кончил и пошёл принимать душ, а мне хотелось немного поваляться. Я лежала и думала, что никогда этого человека больше не увижу – приложу все усилия, чтобы больше его не увидеть. Похотливый эгоист, даже не позаботившийся о доставлении мне удовольствия! А может, он понял, что сейчас я не способна получать удовольствие? В любом случае, это было ужасно. Лучше этот эпизод поскорее забыть и сделать вид, что меня тут сегодня вообще не было.

Что-то неприятно защекотало мне грудь, я лениво почесалась и перевернулась на бок. Неприятные ощущения не пропали, а перешли в область живота. Я подняла голову и увидела на своём теле и на постели множество крошечных красных точек. Точки шевелились. Клопы? Нет, те не так выглядят. Что это? Меня охватил ужас. Какие-то мерзкие, малюсенькие, красные насекомые выползали отовсюду и атаковали моё тело. Атаковали странно – они не кусались и не жалили, но присутствие их на теле было невыносимо. Я стряхивала их, но они не исчезали, их становилось всё больше, они вылезали из ниоткуда, и там, где точек становилось слишком много, они сливались в какие-то бляшки, похожие на медальки. Некоторые бляшки оставались красными, некоторые на глазах желтели или синели, на меня надвигалась пёстрый, подвижный холмик неизвестного происхождения.
Кажется, я орала. Выбежала в коридор, истерично стряхивая с себя цветные бляшки, визжала, звала на помощь, но в коридоре никого не было, крика никто не слышал, а точки превратились в кишащую массу, преследующую меня по коридору. Казалось, что меня посадили в ящик со змеями, пауками и крысами, но ни одна тварь меня не кусала, они просто все тёрлись об меня своими мерзкими жалами, щупальцами, хвостами, смотрели на меня своими холодными глазками, пищали и шипели. Ощущение, что если это сейчас не закончится, то я просто с ума сойду, охватило меня, и визгом, уже переходящим в крик, я распахнула дверь ванной комнаты. Майка в ней не было.

На краю ванной сидела Мишель. Честно говоря, ни удивиться, ни ужаснуться сил или времени у меня не было.
- Помогиииии, - прохрипела я, уже зная, что она поможет.
- Они принимают кредитку, - спокойно сказала Мишель. Красные точки и цветные бляшки обтекали её, не касаясь.

Мне не потребовалось долгих объяснений. Я рванула обратно в комнату, нырнула в красно-сине-жёлтую омерзительную массу, схватила из сумки кошелёк, вытащила кредитную карточку и начала махать ею перед собой. С каждым взмахом их становилось меньше, бляшки сползали на пол и таяли в воздухе, красные точки ретировались перед кредиткой, как вампиры перед солнечным светом. Я махала и махала, их становилось всё меньше, но в какой-то момент отток цветной мерзости прекратился, взмахи карточкой уже не помогали, а ИХ было ещё много. Я побежала к сумке, схватила вторую карточку – отток продолжился. Когда все три мои кредитки были опустошены, они исчезли.

Не помню, сколько я приходила в себя. О деньгах не думала. Просто пыталась найти в себе силы одеться и выйти оттуда, и не находила. Из-за стены вдруг донеслось всхлипывание. Кое-как напялив на себя одежду, я побежала туда, откуда доносился плач. Посередине ванной комнаты на полу сидел голый Майк и плакал. Увидев меня, он встал и попятился.

- Мишель... Ведьма...
- Майк, Майк, что ты несёшь? Я не Мишель, я думала, Мишель – это ты.
- Тут, в ванной, была Мишель, а тебя нигде не было! – он размазывал слёзы по лицу, вокруг валялись кредитки.
- Майк, на тебя тоже напали?
- Я стоял под душем, и вдруг вместо воды на меня полезла какая-то красная каша, - он ловил ртом воздух, - я пытался вылезти и не мог, я кричал, но ты не слышала. И думал, я задохнусь от омерзения. И тут вошла Мишель и протянула мне кошелёк. «Они принимают кредит,» - сказала она.
- Ты всё это время был тут, - от ужаса я с трудом могла говорить.
- Да! А где ты была?
- Я была в комнате, и они полезли ото всюду, я прибежала сюда, но тебя не было, только Мишель. Они принимают кредитные карточки...

Мы выбежали из этого страшного места, стараясь не смотреть друг на друга, сели каждый в свою машину и уехали. Уже дома, дрожащими пальцами, я набрала телефон Мишель.

- Emma’s Bed’n’Breakfast, слушаю вас, - раздался в трубке спокойный голос Эммы.

Я повесила трубку. Я уже знала, что ничего не выйдет, что звонить в кредитные компании бесполезно – все траты будут из разных гостиниц и ресторанов, у всех будет документальное подтверждение, что я там останавливалась и ела, с моей подписью на счетах, приостановить выплату по всем карточкам сразу, не известив об этом мужа, будет невозможно, притвориться, что у меня украли документы, не выйдет... Я знала, что обхитрить ИХ невозможно. Можно вернуть часть денег, но избежать скандала на пол города и объяснения с мужем не удастся. А что я ему скажу. Что меня атаковали цветные бляшки? Уж лучше безудержные траты на любовников... В нашем маленьком южном городке, в нашей маленькой церкви всё узнаётся очень быстро. В школе у детей тоже все всех знают. Мне не жить тут. Лучше уехать сразу и при первой же возможности вытащить детей. А с мужем будем разбираться потом, сейчас надо уехать, пока никто не пришёл домой, пока никто не узнал, я не могу смотреть им в глаза...

- Ник, это я. Слушай, у меня серьёзные проблемы с деньгами, мне нужно на время уехать из города. Наши встречи пока отменяются. Нет, не могу сейчас говорить. Всего тебе хорошего.
- Ник, Ник, ты ещё тут? Уфф, слава Богу. Забыла сказать тебе одну вещь: не ходи к Эмме, разве что по большой любви. Нет, я не сошла с ума. Ладно, всё равно не послушаешь.... Пока.
  • Current Mood
    accomplished accomplished
fur hat

На каблуках

Вот уже второй день не даёт мне покоя пост albira о прогулке по Одессе с "иностранным" гостем.

Я вам не скажу за всю Одессу, точнее, я вам за Одессу вообще не скажу - я там была один раз 16 лет назад, и то пару дней буквально. Меня больше взволновал образ вернувшегося в родной город экспатрианта, исподволь ищущего "оправдание" своей эмиграции (что, и ручки спёрли? Вот видишь...), меряющегося пиписьками (а ты в Тайланде был? Во! А я был) с теми, кто остался, вольно или невольно самоутверждающегося за счёт старых друзей и вынюхивающего, где ещё что-нибудь изменилось в худшую сторону. Я уверена, что человек он неплохой и не делал этого специально, просто все мы, так или иначе, хотим доказать себе и другим, что уж мы-то поступили правильно в своё время, вне зависимости от того, как мы тогда поступили.

Я сразу вспомнила одного своего знакомого, имя которого здесь упоминать не буду - слишком много его друзей и родственников меня читает. Семья его долгое время была в отказе, и от Советской власти натерпелась с лихвой. К тому времени, когда их выпустили, эмиграционные шлюзы уже открылись, в Вену и Рим повалили толпы, и отличать старых диссидентов от новых "колбасников" у иммиграционных чиновников не было ни сил, ни желания. Короче, в Италии семья тоже намыкалась: вместо ожидаемого ковра у самолёта им пришлось долго доказывать каким-то бюрократам, что они не верблюды, просидели они в Италии долго и наунижались вдосталь. Да и в Америке сначала пришлось туго. Но потом вроде всё уладилось, знакомый мой нашёл хорошую работу, вызвал к себе жену, и дела потихоньку пошли в американскую гору. Я до сих пор помню его ответ на вопрос, что он сделает первым делом, когда накопит/заработает побольше денег.
- Поеду в Италию, а потом в Россию, - не задумываясь сказал он.
- Почему? - удивились мы, - ты только что там был. Посмотри что-то, чего ещё не видел.
- Э нет, - улыбнулся он, - я хочу поехать туда с кучей денег и пройти на каблуках там, где проползал на коленях.

Тот диалог произошёл лет 14-15 назад, а я до сих пор помню эту фразу. Пройти на каблуках там, где проползал на коленях... Он лучше всех выразил то, что либо боялись либо не хотели сказать многие из моих знакомых иммигрантов. Я лично знаю несколько человек, которые специально ездили в Россию в начале 90-х, когда их американские доллары ещё стоили очень много и на американскую зарплату можно было пол-рынка скупить, если не весь. Там они гордо доставали пачки денег, водили друзей и родственников в лучшие рестораны и всячески демонстировали своё финансовое благополучие. Особым шиком было съездить на бывшую родину после какого-нибудь очередного дефолта и, сокрушённо покачивая головой, пожаловаться на огромные деньги, которые "съедает" достройка нового крыла в доме или регулярная чистка бассейна. Короче, пройдёмся на каблуках, а то и на платформах.

Я только не очень понимаю: чем хвастаемся-то? Американской экономикой? То, что я, будучи весьма посредственным программистом, могу заработать 5-6 тысяч в месяц, заслуга не моя. Столько тут платят. А медицину я забросила, не дотянув пол года до диссера. А книгу так и не написала. Да и вообще - потенциал был ого-го, а реализовалось из него - тьфу. И вот представляю я себе, как буду встречаться с теми, кто создал и поднял в нелёгких российских условиях свой бизнес, или защитил докторскую, или издал книгу, или запатентовал изобретение, но в связи с экономическими реалиями всё ещё живёт в небольшой квартире, и начну им хвастаться поездками на Гавайи и спортзалом на первом этаже, и становится мне не по себе. Это называется "пройти на каблуках"? У колосса глиняные ноги. Американская экономика - не моя заслуга. И каблуки мне эти жмут. Сразу вспоминается анекдот про Наполеона: "Вы не выше, вы длиннее".

И последнее про каблуки. Знаете, на высоких каблуках хорошо ходить, когда все вокруг высокие, или тоже на каблуках. Иначе спина заболит наклоняться. А те, кто получает удовольствие от хождения на каблуках там, где вокруг ползают... да фиг с ними, не интересны мне они.
  • Current Music
    Розенбаум. "Философия Города".